Будем на связи!

Оперативно получай информацию о новинках, скидках и акциях

Рецензия Ольги Граблевской

Ольга Граблевская

МЫ РОЖДЕНЫ, ЧТОБ СКАЗКУ СДЕЛАТЬ БЫЛЬЮ:

О СКАЗКАХ ЛЕОНИДА ЗАХАРОВА

Хорошо помню свои детские впечатления от чтения русских (да и не только русских) народных ска­зок: тревожное недоумение. Как жить в этом мире?! С крылечка убе­жишь – съедят, в лес погулять пой­дёшь – рожки да ножки останутся, организуешь в рукавичке общежитие – сядут и раздавят, и даже яичко зо­лотое разобьют. Всякая инициатива наказуема и вообще со всех сторон окружают тебя такие злобные ма­чехи, завистливые братья и сёстры, жестокие и глупые цари, что Баба Яга на их фоне кажется лауреатом премии «Золотой пеликан». Сказки – первая художественно оформлен­ная модель мира, с которой встре­чаются дети. Она накрепко запечат­левается в их сознании и во многом определяет последующую взрос­лую жизнь. Не будем в этой статье тревожить фундаментальный труд В.Я. Проппа «Исторические корни волшебной сказки», скажем лишь, что большинство сюжетов пришло к нам из глубины веков извилисты­ми тропами: их первоначальный смысл забылся, как забылось и то, что создавались они взрослыми для взрослых, а отнюдь не для детей.

Вот и поэт Леонид Захаров взглянул на русские народные сказ­ки широко открытыми детскими глазами – и ужаснулся. Ужаснув­шись, взял в руки… нет, не меч, а перо и принялся искоренять зло, точнее – заменять его добром. Там, где счёл это необходимым. Проде­лал он это с большим мастерством, изяществом и остроумием, как, на­пример, в сказке про Колобка. Юный румяный герой изобретательно избегает «пищевого контакта» не только с зайцем, волком, медведем. Ухитряется он обмануть и саму Лису:

Хоть и вкусен я на вид,
Для лисиц я ядовит!
Кто моим закусит тестом,
Сразу станет очень честным,
Кто понюхает и тот
В жизни больше не соврёт.
Колобок был в лисьих лапах,
Вот она и чует запах:
Этот запах ей знаком
Точно! Пахнет чесноком!
Кто ж захочет честным быть?!

В счаст­ливом финале живой-здоровый, не­надкусанный Колобок обретает под­ругу – сдобную ватрушку. Но автору жаль расставаться с обаятельным героем. В «Новых приключениях Колобка» мы снова встречаемся с Колей Колобком и ватрушкой Валей. Вот они прячутся от Совы под капустным листом:

Колобок из-под листа ей:
– Петухи летают стаей!
Вон летят из-за лесов
Поохотиться на сов.
Набирают высоту
Шпоры точат на лету.
Самолёты эту стаю
За сто метров облетают.
Уж не знаю, что при этом
Посоветовать сове-то,
Только знаю, что теперь я
Наберу в перину перья.

Естественно, и эта история за­канчивается благополучно. В конце – счастье для всех. Это принципи­альная позиция Л. Захарова: во всех сказках добро не столько с кулака­ми, сколько с головой, и оно обяза­тельно побеждает. В сказке «Кот, Петух и Лиса» счастливы не только положительные герои – даже ко­варная Лиса начинает новую жизнь:

На Лисе женился Кот
И она в избе живёт.
В ней Пахом души не чает,
Лисаветой величает.
Лисавета рыбу ловит
И на всех уху готовит…

Кажется, из крыла ангела взял поэт перо, чтобы написать о своей любимой героине – Курочке Рябе. К сожалению, нет возможности про­цитировать целиком эти проникно­венные, полные душевного тепла строки.

Вставала она очень рано,
Сама застилала кровать.
Студёной водой из-под крана
Любила лицо умывать.

По осени Ряба мечтала
Слетать с журавлями на юг,
Да так до сих пор не слетала –
То не­когда, то недосуг.

Любила смотреть телевизор.
Раз в месяц, восьмого числа
Внучатам по киндер-сюрпризу
В подарок пеструшка несла.

И здесь идиллия ничем не наруше­на: мудрая Курочка, чуждая всякой меркантильности, не клевала денег:

Предвидела умная птичка,
Что если монетки склюёт,
Снесёт золо­тое яичко,
А мышка его разобьёт.

И плакать тогда будет баба,
И дед побросает дела…
Поэтому Куроч­ка ряба
Простые яички несла.

Однако не нужно думать, что стремление ко всеобщей гармонии и благоденствию полностью исключает воспитательные и назидательные мо­менты. В сказке Захарова проказли­вый серенький козлик Антошка, не­смотря на благополучное завершение своей «самоволки», понял-таки:

…Козлиным умишком,
Что был до сих пор легкомысленным слишком:
Будь это не в сказке, будь это на деле,
То волки легко бы его одолели.

В захаровской интерпретации сказки про Емелю лентяй сам до­бивается своего счастья: щука не просто исполняет его желания, а даёт средство для их осуществле­ния – дарит удочку. Щедрый улов круто изменил жизнь парня: тёплая печка забыта и теперь он – пер­вый жених на деревне. А всё пото­му, что нашёл себе дело по душе.

«Репка», «Пузырь, Соломинка и Лапоть», «Теремок», «Лиса и тете­рев», «Две лягушки» и другие – два десятка известных сказок, творчески переосмысленных Л. Захаровым, в неподражаемом авторском ис­полнении вошли в аудиодиск, выпу­щенный издательством Неониллы Самухиной. Но поэт не только об­лагораживает старых героев, гораз­до ярче его фантазия проявляется в создании новых сюжетов. (К слову, Корней Чуковский за всю жизнь написал лишь восемь сказок).

Но количество в данном случае – не в ущерб качеству. Богатая и слож­ная рифмовка, безупречно лёгкий и крепкий стих – всё это делает сказки Захарова идеальными для заучивания наизусть. Педагоги утверждают важ­ность запоминания именно больших стихотворных текстов для развития у ребёнка памяти и чувства ритма, да и вообще для нормального развития интеллекта. В связи с этим кажет­ся странной позиция многих изда­тельств, готовых издавать всё, кро­ме стихов. Отчасти это объясняется тем мутным потоком самодеятельных виршей, которые захлестнули в по­следнее время издателей и читате­лей. Рисковать никто не хочет – вот и крутятся бесконечно в издательском колесе Чуковский, Маршак, Барто, Заходер. Время от времени в обо­рот попадают современные авторы, но общей картины это не меняет.

Сборник Л. Захарова «Про знако­мых незнакомых» в данной ситуации – отрадное явление. (На обложку по настоянию поэта вынесено две фами­лии, так как он считает иллюстратора полноценным соавтором данной кни­ги). Сборник очень разнообразен по составу. Кроме нескольких вышеу­помянутых «Старых сказок на новый лад» в него вошли цикл «Про ворону Варвару», «Сказки о котах», разде­лы «Про беспозвоночных», «Басни и притчи». Читательская аудитория – от малышей до родителей и даже до родителей родителей этих малышей.

При выступлениях перед детса­довцами и школьниками младших классов наибольший восторг вы­зывают «Сказки о котах». «У этой сказки страшное начало: / Однаж­ды мышка кошку повстречала».

Не пугайтесь: все в конце окажутся живы, сыты и даже умыты. А шеф- повар Л. Захаров угостит вас фир­менным блюдом – стихотворным кроссвордом, который читается как по горизонтали, так и по вертикали. А вот ещё про пищу (или ещё про кота):

Пищу ищет тощий кот
Что отыщет, тащит в рот.
А в жилище у котищи
Целый ящик, полный пищи…
…Почему же кот в грязи­ще
Что-то ищет, словно нищий?
Дома – лучше, проще, чище.
Дома чище, но скучища –
Хоть трещит от пищи дом,
В тыщу раз вкуснее пища,
Что добыл своим трудом.

Звукопись, игра со словами в сти­хах Захарова заставляют вспомнить таких мастеров современной поэзии как Михаил Яснов, Алексей Шевчен­ко. И даже предшественников – Ма­яковского с его шедевром:

Лет до ста расти
Нам без старости,
Год от года расти
Нашей бодрости.

Или Высоцкого:

Я на коне, толкани – я с коня
Только «не», только «ни» у меня.

А вот у Захарова:

И под бяку из железа, думал кот,
Я уж всяко не полезу. Так-то вот.
Поит чаем, кормит просом и овсом,
От­вечает на вопросы обо всём.

То есть на каждые две строчки по три пары рифм. Это при том, что многие дет­ские поэты по лености или неумению обходятся одной парой рифм на чет­веростишие! Захаров любит рифмы богатые, часто каламбурные.

Толь­ко всё же это что же за металл?
Тут следы, похоже, кто-то заметал.

И это не отдельные выхваченные из текста удачи – в таком стиле написа­ны целиком многие стихотворения!

Если продолжить перекрёстные цитирования, то как обойтись без со­временной классики? Вот любимое из упомянутого Михаила Яснова:

А перепелёнок плакал, вся пелёнка полиняла,
И перепелёнка перепёлка перепеленала.
Но перепелёнок пла­кал – был перепелёнок мал.
Перепел перепелёнка переперепеленал.

Ну, раз про птичек, то вот из Захарова:

Поспорили как-то один какаду
С другим какаду у меня на виду.
И вот говорит какаде какада:
– Не спорь какаты с какамной ни­когда.
– Как-как же не спорить, когда ты всегда
На «какаканет» говоришь «какада»,
А на «кака­да» норовишь мне в ответ
Не «ка­какаладно», а «какаканет».
Так слушал я спор какады с какадой,
Но толкукуку никака никакой.

Однако, вернёмся к котам. Чуда­коватый кот Васька со своим сюр­реалистическим огородом вместо «Справочника огородника», видимо, взял в лапы Милорада Павича:

Если утром сеешь среду,
Прорастёт чет­верг к обеду.
А вот с пятницей всег­да
Настоящая беда:
Если тёплая погода,
Очень густо лезут всходы –
Прорастают слишком дружно,
Их полоть всё время нужно.
И бы­вает в самом деле
Восемь пятниц на неделе.
Проворонишь – и при­вет –
Восемь дней субботы нет.

Неугомонный Васька продолжил свои мичуринские эксперименты:

Васька крокус посадил,
Вырос Гена, крокодил.

И вот огородная фантасмагория достигает своего апогея:

… Разом вылезла орава –
Сверху, снизу, слева, справа
Прут и прут без остановки
Мохноухие головки.
Возле Гены, как опята,
Чебурашки, Чебурята!
Добрый Гена рад им всем –
Чебурахнулся совсем…
Посмотрел на небо кот –
Там летит не самолёт:
Чебурашки плотной стаей
К телефону подле­тают.

Караул! Самое время про­будиться от этого кошмара:

Кроко­дил ведь не пшеница,
Он не может колоситься.
Размножается он про­сто –
Крокодил даёт отросток.

Коты Захарова изучают ан­глийский, сватаются к крупным хищницам – тигрице, львице, рыси, дружат с собаками, кормят мышей.

Из мягких лапок их кошачьего оба­яния трудно вырваться, но… вот на ветке каркает ещё одна экстрава­гантная героиня – ворона Варвара. Это отличительная особенность творчества Леонида: если уж в сказ­ке появился достойный герой, жди­те продолжения его приключений.

У того же Чуковского – ведь яр­чайшие персонажи – Муха-Цоко­туха, Мойдодыр, доктор Айболит. И что же было с ними дальше?..

А про ворону Варвару уже написано не меньше полутора десятков ска­зок и небольших стихов, и конца её приключениям пока не ожидается. Натура деятельная и увлекающаяся, она очень любит о ком-нибудь за­ботиться. Например, решила взять на воспитание двух щенков спани­елей:

На самой вершине раскиди­стой ели
Растут потихоньку щенки спаниели.
… И вскоре как всякая добрая мать
Варвара решила учить их летать.

Но вот беда:

Ушами махать ну совсем не хотят,
Хоть прыгают здорово, но не летят!

И Варвара делает здравый вывод:

Что ж, если собаки летать не хотят,
То, может, попробовать взять ей котят?

А в сказке «Варвара и кошка» любвеобильная птица взяла под (или, вернее, на) своё широкое крыло го­лодную бездомную кошку, и та ока­залась на рыбацкой шхуне:

Команда той шхуны весьма удивилась,
Ког­да им на палубу кошка свалилась.

Если вы решили «похудеть к лету» и сесть на диету, Варвара охотно проконсультирует вас и по этому вопросу, ведь недаром она сама сидела на ней, то есть на газе­те, где было написано, как сидеть на диете. Благодаря активной друже­ской поддержке результат превзошёл все ожидания:

Взгляните теперь на Варварино тело:
Она, как опара в печи, растолстела,
Хотя и сидела, и не улетала.
С тех пор она больше газет не читала.
С тех пор на диету она не садится,
А ест всё подряд, как положено птице.

Тут вспоми­нается Заходеровская «Диета терми­та», и не случайно – именно Бориса Заходера Захаров считает одним из своих учителей. Он не только много­кратно ездил к живому классику под Москву – в Болшево, но и издал его замечательную книжку «Забавные стихотворения для детей и родите­лей». В той же серии Захаров выпу­стил сказки Киплинга (с параллель­ным английским текстом), сборник стихов Маршака (издавался пять раз массовыми тиражами), готовилось к изданию полное собрание дет­ских стихов Михаила Яснова. Увы, 90-е годы убили многие проекты…

Однако, мы отвлеклись от не­истощимой на выдумки Варвары – настоящего кладезя житейской мудрости. В очередной сказке она озабочена состоянием водных ресур­сов:

О, Боже! Экологи сделали про­бы.
И что же? В Неве проживают микробы!
Прискорбно, что в горо­де трёх революций
Потоками воды заразные льются.

Мудрая Варвара даёт личный пример и пьёт всю воду только кипячёной:

Готов повторить ещё раз за вороной:
Микроб не опа­сен, когда он в а р о н ы й.

Можно бы ещё говор-р-рить и показывать кар-р-тинки про воро­ну, но нас поджидает (или поджи­гает?) другое крылатое существо: трёхголовое, огненное, страшное. Змей Горыныч, конечно. Горе у Го­рыныча случилось: родился у него двухголовый сыночек, да к тому же вегетарианец:

Вот опять сегодня снова
Он с утра не ел мясного.
Зато старшая сестра змеёныша Го­рючка – хоть куда!

Замечательный ребёнок:
Трубку требует с пелё­нок…
Пьёт горючее до дна
И всё время голодна.

Но, как не устаёт нам об этом напоминать Л. Захаров, доброта заразительна: увидав млад­шего братца, катающего по небу на спине деревенскую малышню, Го­рючка принимает судьбоносное ре­шение:

Я не буду больше злючкой,
Не зови меня Горючкой.
И ещё одно событье:
Трубку бросила курить я.
Ведь в народе говорят,
Что табак – опасный яд.
Да к тому же я девица,
Трубка мне совсем не к лицам.
У меня ведь три лица,
Каждое – красавица!

Оказывается, Минздрав не зря старался, предупреждал… Сестрица обрела своё счастье в Диснейленде, а папаша Змей слу­жит на благо Родины в «Газпроме».

Общеизвестно, какая трудная, почти невыполнимая задача – создать обаятельного положительного ге­роя. Закономерно, что не пользуется особой любовью и даже известно­стью у современных детей Тимур из Гайдаровской повести «Тимур и его команда». Зато не одно поколение покорили непослушный и хулига­нистый Буратино или Милновско-Заходеровский Винни Пух, который тоже никак не является образцом для подражания. А вот Захарову удают­ся положительные герои. В чём тут дело? Может быть, в непоколебимом убеждении, что добро может быть обаятельным? Или просто в искро­мётном остроумии, с которым автор рассказывает о своих персонажах? Вот пёс из стихотворения «У попа была собака». Все мы с детства пом­ним эту жуткую историю. А теперь послушайте:

У попа был пёс Сав­раса,
Очень поп его любил,
Он давал Саврасе мяса,
Никогда его не бил.
Надпись «Стой! Собака злая!»
Поп давно убрал с ворот.
На про­хожих пёс не лаял,
Не пугал чест­ной народ.
Но воров ловил отлично,
Плутам спуску не давал.
Сам ло­вил и сам же лично
Их в милицию сдавал.

Пёс весьма далеко зашёл в благородном деле всеобщего исправ­ления нравов:

Испугались депутаты,
Лучше стали заседать,
Увеличили зарплаты,
Цены снизили опять…

Неудержимо нарастает волна народ­ного благоденствия:

Даже дворни­чихи чище
Научились подметать,
Не осталось больше нищих,
Дети учатся на «пять».
А к попу из за­границы
Стали всех собак везти
У Саврасы поучиться,
Как поря­док навести.

Мир! Дружба! Нет – войне!

Пусть скорее переплавят
Пистолеты на металл,
А из стали пусть поставят
Псу Саврасе пьеде­стал,
Чтоб стоял на пьедестале
Пёс Савраса в полный рост
И слова вни­зу блистали:
«У попа отличный пёс,
Самый лучший пёс Савраса,
Поп души не чает в нём,
Он даёт Саврасе мяса…»
Сказку сызнова начнём?

Ещё из школьного курса биоло­гии мы знаем, что беспозвоночные – это маленькие такие, ползучие, иногда противные. Но именно бес­позвоночные – самые очарователь­ные и любимые захаровские герои – летают, ползают, копошатся и оставляют на страницах книг сле­ды, маленькие шедевры. Вот, напри­мер, эпитафия «На смерть комара»:

Комар! Теперь твоя душа
Летит на небо не спеша.
Поверь: иначе я не мог.
Когда ж меня прихлопнет Бог,
Надеюсь я, что там, в раю
Твоя душа простит мою.

Или вот житейская мудрость:

Не надо блох гонять и бить,
Их надо холить и любить:
Блоха, когда она доволь­на,
Кусается совсем не больно.

В стишке «Элегия» жизнерадост­ный автор отдал некоторую дань меланхолии:

Мне вчера залезла в ухо муха.
Как бы слух совсем не потерять.
Паучиху надо в это ухо
Мне теперь на жительство внедрять.
Паучиха будет ползать тихо,
Хватит ей в мозгу укромных мест.
А покончит с мухой паучи­ха,
С голодухи тараканов съест.

Цитировать хочется бесконечно, но… У Захарова есть ещё притчи. А ими под пером автора становится всё, к чему он прикасается. Кста­ти, о перьях: жили у бабуси… кто? Нет, не угадали:

Два ангела – один белее ваты,
Другой серее самой серой мыши
К старушке посту­чались ночью в хату
И на ночлег устроились на крыше.

Это завязка одной из самых трогательных притч. Подслеповатая старушка (по имени Вера), приняла ангелов за гусей. Но так по-доброму отнеслась к гостям, что они «с тех пор от неё не улетали».

В притчи частенько заполза­ют персонажи из другого разде­ла. Вот «О тщетности попыток»:

Во сколько раз – наверно, в миллион
Крупнее муравья индийский слон.
Но будь хоть тонна муравьёв дана,
Не сможете из них сложить слона.
Поверьте уж, не стоит и пытаться:
Они всё время будут расползаться.

В текстах Захарова не стоит ло­вить блох: они там так и кишат, ведь он на них собаку съел. И блестяще продемонстрировал это в стихот­ворении «О патриотизме»:

Домой награду как-то пёс
С собачьей вы­ставки принёс»

Хозяева, конеч­но, очень обрадовались.

Но больше всех горда была
Блоха, что в шкуре пса жила,
И задирала очень нос,
Когда гулял по скверу пёс.
И блохи с прочих кобелей
Весьма завидова­ли ей.
И захотели блохи все
Хотя бы день пожить на псе.
И только Жучкина блоха
Сказала: – Что за чепуха!
Я Жучку милую мою
И беспородную люблю,
И буду преда­на ей я,
Ведь Жучка – Родина моя!

Ну что тут скажешь? Не все в жизни руководствуются только шкурным интересом. И завершить этот краткий обзор хочется слова­ми учителя-лучника, обращённы­ми к ученику из «Притчи о второй стреле»:

Стой! Я вижу две стрелы в руке твоей.
Одну отдай – твой верный промах в ней
Стрелять умеет метко только тот,
Кто, выйдя к цели, промаха не ждёт.
Стреляя, не надейся на запас,
Ведь жизнь второй стрелы тебе не даст.

Леонид Захаров продемонстри­ровал, что умеет беречь стрелы. Его стихи точно бьют в цель: неожидан­ные, острые, меткие. Это – победа над пошлостью, ограниченностью, жизненной рутиной. «Жизнь такая, какой мы хотим её видеть» – словно бы говорит автор. Так давайте же вместе с поэтом сделаем её весёлой, увлекательной, удивительно прекрас­ной – как в хорошей доброй сказке!

Источник:

Ежеквартальное информационно-аналитическое издание

«ВЕСТНИК ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ» (выпуск 11, 2015 г.)

http://www.vestnikdl.ru/download/Vestnik_DL_11.pdf

Приобрести и послушать «Старые сказки на новый лад» в исполнении автора Леонида Захарова и художницы Ольги Граблевской вы можете в Библиотеке электронных книг «ЛитРес»: https://www.litres.ru/leonid-zaharov/starye-skazki-na-novyy-lad

23.10.2009 г. Поэт Леонид Захаров работает над аудиозаписью своих стихотворных сказок.

23.10.2009 г. Художница Ольга Граблевская не только создала яркие и озорные рисунки к книге поэта Леонида Захарова «Про знакомых незнакомых…», но также помогла ему озвучить «Старые сказки на новый лад», прочитав несколько сказок.

Купить книгу в интернет-магазине Фантазеры.рф

Больше интересной и актуальной информации о детских книгах и чтении в наших социальных сетях

Подпишись на нашу рассылку и получи скидку на первую покупку